Последние дни мессенджера Telegram.

 

"Последние дни Telegram", а именно такой срок обозначил мессенджеру глава Роскомнадзора в случае несговорчивости Павла Дурова, интернет-пользователи отмечают шутками. Сначала до абсурда – как принято – довели образ создателя сервиса, потом – юмор совсем уж на грани: иконка мессенждера у башен-близнецов.

 

Вот только в последнем, как оказалось, лишь доля шутки.

"В ходе оперативного сопровождения расследования теракта 3 апреля с.г. в метрополитене г. Санкт-Петербурга ФСБ России получена достоверная информация об использовании террористом-смертником, его пособниками и зарубежным куратором мессенджера «Telegram» для сокрытия своих преступных замыслов на всех стадиях организации и подготовки террористического акта... Наиболее активно членами МТО на территории Российской Федерации используется мессенджер «Telegram», предоставляющий террористам возможность создавать секретные чаты с высоким уровнем шифрования передаваемой информации", — сообщает Федеральная служба безопасности РФ.

Это, конечно, можно назвать очередной порцией пропаганды. Ну, в самом деле, кто же тут поверит ФСБ? Но вот этот слайд со ссылкой на данные самого Telegram появился на одном из популярных его же каналов. Каждый месяц администрация мессенджера блокирует по 3-5 тысяч чатов запрещенной в России ИГИЛ. Конечно, далеко не все их авторы физически живут в России. Но если учесть, что в каждом хотя бы по несколько пользователей, то даже 10% из них – это уже тысячи потенциальных террористов, которые могут ходить по улицам нашей страны.

"Позиция Дурова совершенно анархичная: "Я не буду!" и всё. Он отказывается сотрудничать, по крайней мере, в публичном поле", — подчеркнул Герман Клименко, советник президента РФ по Интернету.

Впрочем, тут вопрос терминологии. "Анархия" по другую сторону спора становится "гражданскими свободами". Если оставить в стороне шутки и цифры, то требуют от Telegram одно: раскрыть госбезопасности способ шифрования данных. По нему потом и можно будет получить доступ к переписке подозреваемых в терроризме.

Дуров, впрочем, не согласен.

"Это требование не только противоречит 23-й статье Конституции РФ о праве на тайну переписки, но и демонстрирует незнание того, как шифруется коммуникация в 2017 году... У владельцев мессенджеров нет и не может быть "ключей для дешифрации". Эти ключи хранятся только на устройствах самих пользователей. Хотя Telegram был пионером этой технологии, сегодня оконечное шифрование используют все популярные мессенджеры, включая WhatsApp, Viber, iMessage и даже Facebook Messenger. Потенциальная блокировка Telegram никак не усложнит задачи террористов и наркодилеров – в их распоряжении останутся десятки других мессенджеров, построенных на оконечном шифровании", — пояснил он.

Если вспомнить заявления все тех же чиновников о "бесполезности любых блокировок" и росте IT-грамотности после них, то спор с Telegram действительно выглядит неоднозначно. Другое дело, что не реагировать на прямую угрозу жизни своих граждан государство просто не может.

"Более 10 тысяч сайтов международных террористических структур действуют на сегодняшний день в Интернете, а общее число аккаунтов в соцсетях, размещающих незаконный контент, измеряется сотнями тысяч".

Такие данные, по сведениям источников "Коммерсанта" в российском парламенте, приводились на прошедшей на днях встрече директора Федеральной службы безопасности Александра Бортникова с депутатами Госдумы.

К тому же, если все-таки прочитать законы, станет понятно, что делать публичной частную переписку или, например, запрещать анонимайзеры как класс никто не собирается. Так что, прежде чем спорить, наверное, стоило бы, как говорят в интернете, RTFM. То есть прочитать первоисточник