ОГЭ по русскому языку 2017. Билеты | Ответы

ОГЭ по русскому языку – один из обязательных предметов для сдачи выпускных экзаменов в 9-м классе. С 2009 года сдается только в виде теста ОГЭ. В 2017 году экзамен по русскому языку пройдет 30 мая.

Ознакомившись с общей информацией об экзамене, можно сразу приступать к подготовке. Вариант КИМ ОГЭ 2017 года не отличается от варианта 2016 года.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ БИЛЕТЫ ПО ДРУГИМ ПРЕДМЕТАМ:

 

 

ВНИМАНИЕ! Ответы на все вопросы даны в конце данной статьи

 

ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 1

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

В каком варианте ответа содержится информация, необходимая для обоснования ответа на вопрос: «Почему Павла Васильевича называли последним стариком деревни?»

1. В деревне не осталось стариков, кроме Павла Васильевича.
2. Павла Васильевича почитали больше других стариков.
3. Так называл себя сам Павел Васильевич.
4. Павел Васильевич был воплощением особого типа людей, ныне уходящего.
ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 2

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

Укажите предложение, в котором средством выразительности речи является фразеологизм.

1. В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе.
2. Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце…
3. Все шли за гробом — и стар и мал.
4. А тут, смотрю, гребется какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине.
ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 3

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

Из предложений 14–19 выпишите слово, в котором правописание приставки определяется правилом: «Если после приставки следует глухой согласный, то на конце её пишется С».


ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 4

 

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

Из предложений 14–17 выпишите слово, в котором правописание суффикса определяется правилом: «В суффиксах прилагательных после шипящих и Ц под ударением пишется О, без ударения – Е».


ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 5

 

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

Замените просторечное слово гребётся в предложении 2 стилистически нейтральным синонимом. Напишите этот синоним.


ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 6

 

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

Замените словосочетание обеденный стол в предложении 35, построенное на основе согласования, синонимичным словосочетанием со связью управление. Напишите получившееся словосочетание.


ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 7

 

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

Выпишите грамматическую основу предложения 21.


ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 8

 

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

Среди предложений 38–42 найдите предложение с обособленным распространенным обстоятельством. Напишите номер этого предложения.


ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 9

 

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

В приведенных ниже предложениях из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые при вводном слове

А тут,(1) смотрю,(2) гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. Кто? Сапоги кирзовые,(3) громадные,(4) оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах,(5) как палки,(6) батог в руке,(7) сверкающий на солнце…


ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 10

 

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

Укажите количество грамматических основ в предложении 40. Ответ запишите цифрой.


ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 11

 

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

В приведённый ниже предложениях из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые между частями сложного предложения, связанными подчинительной связью. 

Я не удивился словам Павла Васильевича. Оставались еще в деревне три-четыре старика. Но последним-то стариком деревни называли только его,(1) Павла Васильевича. Он был из той уходящей породы русских мужиков,(2) которые умели и жить с размахом,(3) и работать всласть,(4) и чудить. 

Павел Васильевич умер в тот же день,(5) под вечер,(6) когда садилось солнце.


ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 12

 

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

Среди предложений 40–50 найдите сложноподчинённое предложение с параллельным подчинением придаточных. Напишите номер этого предложения.


ОГЭ 2017 по русскому языку. Вопрос 13

 

Прочитайте текст и выполните задания 1–13 

(1) Всех знаю в своей деревне — старых, молодых, даже детей, если не по именам, то по обличью. (2) А тут, смотрю, гребётся какой-то старичешко от почты по пыльной песчаной обочине. (3) Кто? (4) Сапоги кирзовые, громадные, оттого что высохшие ножонки торчат в стоячих голенищах, как палки, батог в руке, сверкающий на солнце… 

(5) Подхожу ближе и глазам не верю: Павел Васильевич Савин.

(6) Похудел, высох, глаза завалились, будто с того света смотрят… (7) А борода? (8) Где савинская борода? (9) Еще какой-то год назад взобьет, распушит, расправит — целая копна на груди. 

(10) А какой он в молодости был, этот Павел Васильевич! (11) Какая силушка, какая удаль гуляла по земле! (12) Весной у нас, когда схлынет половодье да в Пинегу выпустят лес, самое ухарство — перебежать с багром в руках с одного берега на другой по плывучим бревнам. 

(13) Перебегал. 

(14) А что за диво, что за картина — я тогда был еще совсем-совсем ребятенком, — когда он ехал за невестой! (15) В жизни не видал такой бешеной скачки допьяна напоенных рысаков в праздничной, жаром горящей сбруе. (16) Мороз, солнце, а он стоит в расписных сапках, в одной кумачовой рубахе, без шапки. (17) Само нетерпенье, сама ярость. 

— (18) Павел Васильевич, — спрашиваю, — да ты ли это? 
— (19) Я, парень, я. (20) Всё боле, на другую фатеру приказано перебираться. 

(21) Я стал говорить какие-то слова утешения. 

— (22) Нет, нет, не утешай — отгулял свое. (23) На почту это ходил. (24) Деньги на похороны сымал. (25) Было шестьсот рублей накоплено, все снял. (26) Не хочу, чтобы дети на меня разорялись. (27) И хочу проститься с земляками по-хорошему: чтобы все, кто придет, были угощены… (28) Чтобы все запомнили, как последний старик деревни уходит на покой… 

(29) Я не удивился словам Павла Васильевича. (30) Оставались еще в деревне три-четыре старика. (31) Но последним-то стариком деревни называли только его, Павла Васильевича. (32) Он был из той уходящей породы русских мужиков, которые умели и жить с размахом, и работать всласть, и чудить.

(33) Павел Васильевич умер в тот же день, под вечер, когда садилось солнце. 

(34) Всю весну и все лето лежал на своей старинной деревянной кровати возле дверей, а тут вдруг запросился на пол. 

(35) Дети (сыновья и дочери к тому времени уже съехались) исполнили просьбу — разостлали на полу, там, где стоял обеденный стол, перину, перенесли отца. 

— (36) А теперь Матрёна пущай ляжет рядом со мной. (37) Сыновья и дочери переглянулись: что еще выдумал старик? 
— (38) Матерь, говорю, рядом повалите. 

(39) Матрена сидела в старом ватнике, прислонившись спиной к теплой печке. (40) Когда-то это была писаная красавица, и Павел Васильевич смертным боем бился из-за нее со своими многочисленными соперниками, да и потом, когда уже был в годах, обожал ее. (41) «У меня Матрёнка… Моя Матрёнка… Я с Матрёнкой…» — это был любимый его разговор, и пьяного, и трезвого. 

(42) А сейчас Матрёна, когда заговорил о ней муж, даже ухом не повела, потому как она уж года три была не в своем уме. 

— (43) Папа, — заговорила старшая дочь осторожно (Павел Васильевич в строгости держал детей), — зачем тебе мама-то? (44) Нехорошо ведь. 
— (45) Повалите, говорю, рядом со мной матерь. 

(46) Сыновья и дочери опять переглянулись, и что делать, как перечить умирающему отцу? 

— (47) Матрёнка, — сказал Павел Васильевич, когда старуху положили с ним рядом, — обними меня в последний раз. 

(48) Матрёна, к которой в эту минуту, видимо, каким-то чудом, вернулся рассудок, неловко, суковатыми руками обхватила мужа. 

— (49) Вот и ладно, — прослезился Павел Васильевич. — (50) А теперь оставь меня одного, я помирать буду. 

(51) И вскоре на глазах у всех умер.

(52) Хоронили Павла Васильевича всей деревней. (53) Все шли за гробом — и стар и мал. (54) Все провожали в последний путь своего последнего старика.

 

(По Ф. Абрамову^*).

^* Фёдор Александрович Абрамов (1920—1983 гг.) — русский советский писатель, литературовед, публицист; один из наиболее известных представителей так называемой деревенской прозы, значительного направления советской литературы 1960–1980-х годов. Тема судьбы человека в русской деревне стала ведущей в его творчестве и отразилась в таких произведениях, как тетралогия «Братья и сестры», повесть «Алька», сборник рассказов «Трава-мурава» и др.

 

Среди предложений 39–45 найдите сложное предложение с подчинительной и сочинительной союзной связью между частями. Напишите номер этого предложения.


ОТВЕТЫ НА ОГЭ 2017

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 1

Павел Васильевич был воплощением особого типа людей, ныне уходящего.

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 2

Все шли за гробом — и стар и мал.

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 3

расписных

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 4

кумачовый

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 5

идёт

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 6

стол для обеда

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 7

я стал говорить

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 8

39

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 9

12

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 10

3

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 11

26

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 12

42

ОГЭ 2017 по русскому языку. Ответ на вопрос 13

40

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ БИЛЕТЫ ПО ДРУГИМ ПРЕДМЕТАМ:

 

ПОНРАВИЛОСЬ? НУ ТАК ДЕЛИСЬ СКОРЕЕ: